Пресса о футболе.

Информация о футболе.
Аватара пользователя
ququ
Сообщения: 15159
Зарегистрирован: Пн авг 29, 2005 11:19
Откуда: Томск
Контактная информация:

Пресса о футболе.

Сообщение ququ » Сб окт 20, 2018 21:28

Чё? ёпт
День кончился. Что было в нем?
Не знаю, пролетел, как птица.
Он был обыкновенным днем,
А все-таки - не повторится.
Зинаида Гиппиус, 1928 год.
Аватара пользователя
Чай.nik.
Сообщения: 4118
Зарегистрирован: Пт мар 03, 2006 13:44
Откуда: с. Подгорное
Контактная информация:

Пресса о футболе.

Сообщение Чай.nik. » Вс окт 21, 2018 11:40

Борис Деркач: «Семь лет в одиночной камере не каждый просидит»

Еженедельник «Футбол» вспоминает интервью Бориса Деркача 2014 года — о славном прошлом, неудачном побеге из тюрьмы и семи годах в одиночной камере. Жизнь Деркача разделилась на две части. В первой он выходил на поле в составе ЦСКА, «Металлиста» и киевского «Динамо», выигрывал Кубок СССР, забивал решающие мячи. Во второй – застрелил сутенера и провел двенадцать лет за решеткой.

– В ЦСКА вы оказались в 1986 году, перебравшись туда из киевского «Динамо». Правда, что зеленый свет переходу дал сам Валерий Лобановский, друживший с Юрием Морозовым, который тогда тренировал армейцев?

– Не было зеленого света. Меня призвали в армию. Службу проходил в киевском СКА. Отыграл сезон, получил приглашение от Лобановского. Дал согласие на переход в «Динамо», съездил с командой на сборы. И в это время из Генерального штаба пришла бумага о моем переводе в Москву, в ЦСКА. Там уже и Лобановский ничего поделать не смог. Мне прямо сказали: или едешь выступать за ЦСКА, или может отправляться служить на Дальний Восток. Кто проинициировал эту бумагу, мне неведомо. Факт в том, что Морозов тогда возглавлял ЦСКА.

– Армейцы в 1986 году выиграли первую союзную лигу. Не предлагали остаться в ЦСКА после окончания срочной службы?

– Предлагали. В ЦСКА чувствовал себя комфортно, играл регулярно. Жили вместе с хоккеистами на базе в Архангельском. Иногородних было немало – Татарчук, Пятницкий, Мананников, Брошин. Там озеро, природа, рыбалка. Мне очень нравилось. Помню, как фотографировались вместе с хоккеистами во главе с Вячеславом Тихоновым. После игр собирались в кафе на Горького. Коллектив оказался спаянным, ребята – классными. И казалось, что не так уж и людно в Москве. Вполне мог там остаться. Однако перед дембелем приехал Леонид Ткаченко, позвал в родной «Металлист». Сразу пообещали решить вопрос с квартирой. И я решил вернуться в Харьков. «Динамо» в том году выиграло Кубок кубков, 13 игроков вызывались в национальную сборную СССР. На тот момент не видел для себя перспективы в Киеве – при такой конкуренции было немного шансов заиграть.

– Вы успели выиграть с «Металлистом» Кубок СССР-1988, а затем вновь получили приглашение от Лобановского.

– Два раза в «Динамо» Валерий Васильевич приглашал немногих. Тогда уже начался отток наших лучших футболистов в Западную Европу, было чуть проще пробиться в состав. После отъезда в «Глазго Рейнджерс» Олега Кузнецова я стал в «Динамо» основным защитником. Но наиграть на золотую медаль в чемпионате СССР-1990 не успел.

– Зато в ключевом поединке с ЦСКА дважды огорчили бывших одноклубников и внесли свой вклад в завоевание последнего для «Динамо» союзного «золота».

– Это памятный матч. Забил в середине первого тайма, затем Корнеев сравнял счет. Добили армейцев уже во второй половине встречи: сначала отметился Юран, потом настал мой черед, а разгром довершил Саленко. Один из голов мне откровенно удался – ударил метров с 35, попал аккурат в «девятку».

– В «Динамо» первое время тоже жили на базе?

– На базе проводил много времени – заезды были постоянно. А жил в гостинице «Октябрьской». На этаже были номера Цвейбы и Лужного. Мы подружились. Со временем Ахрик и Олег сыграют немалую роль в моей судьбе.

– Проблемы в вашей жизни начались с открытием в Киеве казино?

– Именно. Разок зашел – выиграл. Потом другой, третий. Уже не так удачно. Но затянуло, стал регулярно заглядывать в казино. За полгода проиграл около 20 тысяч долларов. Огромные на то время деньги – за 15 тысяч долларов тогда можно было трехкомнатную квартиру на Крещатике купить. А в спальном районе вообще за три тысячи. Влез в долги. В «Динамо» получал около тысячи долларов в месяц. Нужно было что-то решать.

– И вы поехали в Турцию, где должны были подписать контракт с середнячком элитного дивизиона «Бурсаспором»?

– Да, но там с переходом что-то не сложилось. Так что на берег турецкий я съездил зря. Но вскоре подоспело предложение от болгарского «Левски». Зарплата от динамовской особо не отличалась, зато дали 25 тысяч долларов подъемных. Я сразу же в Киев вернулся, все долги раздал. Сдал и ключи от трехкомнатной квартиры на Подоле, которую мне организовал клуб. И от «Мерседеса». В то время «Динамо» спонсировала известная немецкая авиакомпания. Как-то клуб получил подарок от спонсоров – 20 машин этой марки. Нужно было отыграть три года, чтобы получить немецкое авто не в служебное, а в вечное пользование. Я отыграл только два сезона. Мне тогда было 29 лет, мог бы еще три-четыре сезона в «Динамо» спокойно отбегать. Узнал бы, что такое Лига чемпионов. Пузач меня не хотел отпускать, отговаривал от перехода. Дескать, уйти ты всегда успеешь. Если бы не долги, я бы, наверное, и не уехал.

– Тем более в «Левски» у вас не заладилось.

– Сначала играл регулярно, затем у команды сменился наставник. Новый тренер на меня ставку не делал. Я еще удивился: ездили на сборы в Португалию, выходил в контрольных матчах. Как начался чемпионат Болгарии, он меня посадил на скамейку. Спортивный режим я не нарушал, просто не вписывался в тренерскую концепцию. Понял, что нужно менять команду.

– В Венгрию вы переехали транзитом через Николаев…

– Да, почти год отыграл в «Эвисе». Я называл этот период поддержанием спортивной формы. Затем пришло предложение от дебютанта венгерской высшей лиги «Ньиредьхазы». Поехал в Венгрию, отыграл первый круг. Неудачно. Находились на предпоследнем месте. За «Ньиредьхазу» выступало шестеро легионеров: три украинца, казах и два румына. Зарплата была совсем небольшая – 400 или 500 долларов в месяц. Я к тому времени был не один – с девушкой жил, дочь родилась. Тренер «Ньиредьхазы» дал понять, что особо не рассчитывает на меня. И я решил перебраться в Будапешт.

– Хотели найти в столице Венгрии более финансово благополучную команду?

– Хотел с ребятами поговорить, чтобы они своим боссам обо мне рассказали. Олег Ширинбеков выступал за «Вашаш», Василий Рац – за «Ференцварош», Виктор Грачев – за «Дебрецен». Также были надежды в соседней Австрии найти команду. Евгений Лемешко, под руководством которого я играл в «Металлисте», звал в Запорожье, он принял там местное «Торпедо». Но возвращаться на Украину я не хотел. Рынка агентов тогда еще не было, с футболом пришлось заканчивать. И вскоре связался с плохой компанией.

– Как же получилось, что украинцы возглавляли две крупнейшие ОПГ в Венгрии?

– Время было такое. Разгул преступности. В соседнюю Польшу и Венгрию ездили ребята со всего Союза. Заработать. Методы для этого разные применялись. Факт в том, что я тоже попал в это течение. Там можно было заработать гораздо больше, чем в «Ньиредьхазе». И меня засосало.

– Где вы научились стрелять? Уже в Венгрии?

– Из ружья – дома. Дед брал меня на охоту с шести лет, охотились на зверя в черниговских лесах. А вот пистолет в руки взял уже действительно только в Венгрии. Справедливости ради, пробыл я в этом «бизнесе» недолго. В тюрьму попал из-за эпизода с вооруженным ограблением. Подстрелил сутенера, который не хотел платить «дань».

– В камере предварительного заключения вы провели около двух лет. Так долго рассматривали дело?

– Да, дали 11 лет. Сидеть этот срок в тюрьме не хотелось. Мы с подельником решили организовать побег. Естественно, нам помогали: подкупили охрану, во время свидания передали пилу, веревки. У нас в камере были две железные лестницы в полтора метра высотой, чтобы на второй ярус нар залезать. Помогли ребята из соседних камер – там в одной грузины, в другой белорус с чеченцем сидели. Ребята занесли нам еще одну лестницу.

– Такое впечатление, что едва ли не все народы СССР в венгерской тюрьме отбывали наказание.

– В следственном изоляторе нас было 15 человек. Из них шестеро – с постсоветского пространства. Местные зэки боялись нам слово сказать – мы там всех «строили». Для них, правда, что чеченец, что украинец – все были русскими. Помню, вместе с «земляками» фотографировались. Я три или четыре тюрьмы в Венгрии прошел, везде наши были. Уже в одиночной камере надо мной сидели два белоруса, двое ребят из Киева, грузины, чеченцы.

– Вернемся к побегу. Итак, у вас в активе были три лестницы по полтора метра, связанные веревкой. А сколько метров было до земли?

– Наша камера находилась на третьем этаже. Лестница нам была нужна не для спуска, а для того чтобы перемахнуть шестиметровый забор с колючей проволокой. Пять часов мы распиливали решетку и в начале пятого утра 31 декабря 1995 года начали спускаться вниз.

– Охрана быстро заметила?


– Как только начали спускаться – бдительная оказалась. Охранники с вышек открыли огонь на поражение. Из ружей американской марки дробовиков «Ремингтон». Нас спасло расстояние – далеко были от вышек. Поставили лестницу, подельнику я помог перемахнуть через забор. Он был легкий – весил около 70 кг. А у меня веса тогда под центнер – реально качался в тюрьме. Это и погубило. Сильно разодрался о колючую проволоку. В лесу догнали собаки. Подельник убежал. Попал в международный розыск. Словили только через пять лет.

– И сколько добавили за побег?

– 4 года. И еще год по основной статье. Всего получалось 16 лет. На волю должен был выйти в 2009 году. Вот здесь мне и помог Лужный. Олег к тому времени уже в лондонском «Арсенале» играл, а я в одиночке сидел. Его агент Шандор Варга договорился о свидании. После разговора со мной Олег дал моей маме 10 тысяч долларов, чтобы она с адвокатом инициировала процедуру моего перевода в украинскую тюрьму. Мама написала прошение в МИД Украины. Процедура заняла несколько лет.

– А вы тем временем жалели, что решились на побег?

– Не жалел. Еще Лобановский любил говорить: «Все будет так, как должно быть. Даже если будет иначе». Все взаимосвязано. Бог мне дал испытания, но при этом уберег меня. Я выдержал очень многое. Семь лет в одиночной камере не каждый просидит. Сразу после побега меня посадили в карцер, просидел там до 6 мая 1996 года. Что такое карцер, знаете? Если нет, забейте в поисковике. Все глиняное, очень тяжелые условия. Затем меня перевели в одиночную камеру. Первое время выводили гулять раз в день рано утром, чтобы никого из сокамерников не увидел. Надевали наручники. Потом уже стали днем выводить, познакомился с ребятами, через окно уже можно было поболтать. Делились передачами с воли – кофе, чаем. Все нормально было.

– Как кормили в венгерских тюрьмах?

– Хорошо. Можно было выбирать меню. Было кошерное для мусульман, было вегетарианское для вегетарианцев.

– Вы отказались работать. Как коротали дни?

– Продолжал качаться. Отжимания на полу, плюс работа со штангой. Штанга – это швабра с двумя сумками, в каждой из которых лежало по 10 двухлитровых бутылок, наполненных водой. Затем мне даже разрешили три раза в неделю в тюремный спортзал ходить. В итоге, когда попал в тюрьму, вес был 74 кг. Когда освободился – уже 107 кг. Только в карцере не было возможности заниматься спортом.

– В заключении курили?

– 7 лет, затем бросил. С 37 лет не курю. Алкоголь? При желании можно было через охранников пойло достать. Но пить как-то даже не хотелось.

– Наколки, которые в тюрьме вам сделали, не выводили?

– Я уже и забыл, что они у меня есть. Зачем выводить? Это часть моей жизни. Посмотрите сейчас на некоторых футболистов – у них татуировок гораздо больше, чем у меня.

– При переводе в украинскую тюрьму вас снова судили уже по украинским законам?

– Да, после девяти лет в венгерской тюрьме перевели в Ужгород. Около года шло следствие. Дали 15 лет, перевели на поселение под Харьковом. Освободили досрочно в апреле 2005 года.

– Когда вышли на волю, стоял выбор, чем дальше заниматься?

– С остатка тех денег, который дал маме Олег Лужный, купил машину. «Грачевал» – работал таксистом. Подвозил девушку, которая мне очень понравилось, набрался смелости, попросил ее номер телефона. В итоге Татьяна стала моей женой. Сын Артем уже пошел в первый класс, дочке Анне 5 лет.

– Таксистом проработали недолго?

– Тянуло обратно в футбол. Пробовал… Созвонился с Ахриком Цвейбой, он меня поддержал, дал несколько ценных советов. И я решил работать на себя. Корочку не оформлял – трудимся в паре с лицензированным агентом Юрием Предыбайло. Если оформляем какую-то сделку, он подписывает соответствующие бумаги.

– На тренерские курсы пойти не думали?

– Мысли были, но затем понял, что это не мое. Судьи продолжают творить беспредел, загоняют команды. Для тренера это постоянные стрессы.

Текст: Александр Подлубный

https://www.ftbl.ru/interview/boris-der ... -prosidit/
Аватара пользователя
Иванычъ
Сообщения: 4114
Зарегистрирован: Пт июн 12, 2009 16:53
Откуда: ЗАТО
Контактная информация:

Пресса о футболе.

Сообщение Иванычъ » Вс окт 21, 2018 12:46

ququ писал(а):Источник цитаты Чё? ёпт


Обратил внимание, что сегодня, твоё это сообщение смотрело 4 не зарегистрированных гостя (Карл, в пять!) в.... 5 часов утра по местному.
— Беру свои слова обратно...
— Ты решил извиниться?
— Нет! Я придумал новые! (с) ququ где-то спёр
Аватара пользователя
Чай.nik.
Сообщения: 4118
Зарегистрирован: Пт мар 03, 2006 13:44
Откуда: с. Подгорное
Контактная информация:

Пресса о футболе.

Сообщение Чай.nik. » Вс окт 21, 2018 19:07

Иванычъ, не засоряйте тему, общайтесь в лс или во флудилке где-нибудь :x
Аватара пользователя
Чай.nik.
Сообщения: 4118
Зарегистрирован: Пт мар 03, 2006 13:44
Откуда: с. Подгорное
Контактная информация:

Пресса о футболе.

Сообщение Чай.nik. » Ср ноя 07, 2018 15:47

Топ-10 необычных пунктов в контрактах. От педикюра до бараньих яиц

В прессу просочились сведения из контракта Рязанцева с ФК «Химки». Хавбеку, в частности, запрещается курить вейп. «Соккер.ру» нашел другие любопытные запреты и требования.

10-е место. Педикюр

Украинский защитник Дмитрий Чигринский, который к 30 годам доигрался до греческого АЕКа, на пике карьере переходил из «Шахтера» в победоносную «Барселону» за 25 миллионов евро. Заиграть на «Камп Ноу» у Дмитрия не вышло, зато он набрался жизненного опыта и узнал, как устроена работа в европейском топ-клубе. В контексте этого разговора внимания заслуживает эпизод о педикюре. Как рассказывал Чигринский, в контракт каждого футболиста «Барселоны» включен пункт о запрете на подстригание ногтей на ногах самостоятельно, чтобы не нанести неумелыми ручонками вред главному футбольному инструменту. Далее следует требование об обязательном посещении комнаты клубного мастера педикюра, как минимум, раз в неделю.

9-е место. Say no to racism!

Следующая история тоже о «Барселоне». Давид Вилья, ставший игроком каталонского клуба в 2010 году, стал первым футболистом, в чьем контракте были прописаны жестокие штрафы за проявление расизма и других форм дискриминации, которые могли бы бросить тень на имидж клуба. Уж не знаю, давал ли сам Вилья поводы для официально прописанных ограничений, или же «Барселона», держа нос по ветру, обратилась к превентивным мерам и стала включать антирасистские пункты в соглашения игроков, чтобы обезопасить себя в случае чего, но факт остается фактом.

8-е место. Вейп не пройдет!

Свежая история из российского футбола. Экс-полузащитник «Рубина» и «Зенита» Александр Рязанцев рискует лишиться 30% премии (порядка 60 тысяч рублей) за каждый случай, когда решит подымить вейпом на стадионе или на тренировочной базе. Также действует запрет на употребление «алкогольных и психотропных веществ, в том числе табачных изделий». Любопытно, что профессиональному спортсмену требуется финансовая мотивация, чтобы отказаться от пагубных для здоровья пристрастий. Это Россия, детки!

7-е место. Никакой войны

В 2002 году немецкий тренер Бернд Штанге получил заманчивое предложение из Ирака, где ему вручали ключи от национальной команды этой страны и обещали щедро платить. Из-за нестабильной ситуации на Ближнем Востоке Штанге долго сомневался и, в конце концов, согласился после включения в контракт двух важных пунктов. Во-первых, он получал право во время интервью и пресс-конференций игнорировать любые вопросы на политические темы. Во-вторых, автоматически освобождался от всех обязательств по контракту, если Ирак вступал в состояние военного конфликта.

6-е место. Прыжки с трамплина

Сейчас запрет на занятия любыми видами экстремальных видов спорта является неотъемлемой частью соглашений между клубами и футболистами. Четверть века назад это условие еще не было поставлено на конвейер, да и формулировка в контракте Стига Инге Бьёрнебю получилась забавной. В 1992 году норвежский защитник переходил в «Ливерпуль», и «красные» узнали о том, что главной страстью Стига за пределами футбольного поля являются прыжки с трамплина. В Норвегии вообще сильны зимние виды спорта, а у Бьёрнебю еще и отец из «летающих лыжников», входил в олимпийскую сборную своей страны. «Красные» смекнули, что нужно действовать и вписали в контракт с норвежцем пункт о запрете на приближение к лыжным трамплинам ближе чем на 200 ярдов.

5-е место. Не кусаться

Луис Суарес перешел в «Барселону» в 2014 году, уругвайский форвард тогда как раз отбывал четырехмесячную дисквалификацию за укус Джорджо Кьеллини во время матча ЧМ-2014. И этот случай не первый в карьере Суареса: нападал на Бранислава Ивановича в Англии, а раньше на Отмана Баккала в Голландии, в Уругвае тоже остались покусанные Луисом футболисты, пусть и не столь известные. В общем, «Барселона» решила перестраховаться и через пункт в контракте запретила Суаресу пускать свой блестящий оскал в дело во время матчей и тренировок. Вроде бы работает.

4-е место. Аэрофобия

Бергкамп получил прозвище «нелетучий голландец» из-за своей боязни летать на самолетах. Фобию спровоцировал ряд эпизодов, связанных с самолетами, Деннис начинал натурально паниковать, стоило ему только приблизиться к трапу. Какое-то время голландец пытался бороться, но после пережитого стресса не чувствовал в себе сил играть в футбол, поэтому в какой-то момент решил: «Хватит!» В 1995-м Бергкамп перешел из «Интера» в «Арсенал» и позаботился о том, чтобы в его контракте появился пункт, позволяющий безо всяких санкций избегать путешествий самолетом.

3-е место. Дома из LEGO

В 1996 году нападающий Джузеппе Рейна подписал с «Арминией» трехлетний контракт и настоял на том, что, помимо зарплаты, клуб каждый год должен строить ему по дому. При этом не были оговорены ни размеры, ни местоположение, ни какие-либо другие детали. В итоге вместо трех коттеджей в окрестностях Билефельда Рейна стал счастливым обладателем трех домиков из конструктора LEGO – формально «Арминия» выполнила обязательства по контракту. Джузеппе, впрочем, не расстроился и задержался в команде еще на три года.

2-е место. В космос – ни ногой!

В 1999 году шведский защитник Стефан Шварц переходил из «Валенсии» в «Сандерленд». В ходе переговоров Шварцу пришлось отвечать на много каверзных вопросов, в частности, его спросили о заветной мечте. Простодушный скандинав признался, что мечтает стать космическим туристом и собирается не пропустить первый рейс в космос. В составленном «Сандерлендом» контракте Шварц не без удивления обнаружил пункт, запрещающий ему «какие бы то ни было полеты в космос на протяжении всего времени действия данного соглашения».

1-е место. Бараньи яйца и пикантные отношения с овцами

Это такая прекрасная дичь, которую в нынешнем толерантном обществе даже представить себе невозможно, но Самир «Сэм» Хаммам умел делать шоу! Ливанский бизнесмен собрал «Банду психов» в «Уимблдоне» и прописывал в договорах с тренерами право лично вносить изменения в стартовый состав не позднее чем за 45 минут до стартового свистка. В «Кардиффе» эксцентричный Хаммам устраивал новичкам необычные обряды посвящения. Больше всего «повезло» Спенсеру Прайору, который подмахнул контракт, в котором английским по белому было прописано два необычных пункта.

С их помощью Хаммам подшучивал над стереотипами, гуляющими вокруг горцев Уэльса, и одновременно проверял защитника. Во-первых, Прайор должен был вступить в физическую близость с овцой. Это, к счастью, оказалось шуткой, старина Сэм просто хотел посмотреть на реакцию новичка. Во-вторых, Спенсер должен был съесть бараньи яйца – национальное блюдо Уэльса, причем сначала речь шла о сырых яйцах (чтобы вызвать шок), но Прайор категорически отказался и получил порцию в отварном виде с петрушкой и лимонным соком. Пришлось выполнять пункт из контракта, а когда трапеза подошла к концу, великолепный Хаммам объявил о завершении обряда посвящения в команду и добавил, что Спенсер с выражением вселенских страданий на лице только что уплел всего лишь искусно замаскированное мясо курицы.

Подробнее: https://www.soccer.ru/blogs/record/1073 ... andr-himki

Вернуться в «ФУТБОЛ»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 2 гостя

cron