Ченцов Анатолий Терентьевич

Раздел по истории нашей команды, судьба и карьера бывших игроков, тренеров «Томи»
Аватара пользователя
Сахалинский Сибиряк
Сообщения: 1467
Зарегистрирован: Пн сен 26, 2005 22:27
Откуда: временно Рязань
Контактная информация:

Ченцов Анатолий Терентьевич

Сообщение Сахалинский Сибиряк » Сб окт 22, 2005 11:49

АНАТОЛИЙ ЧЕНЦОВ: РЫВОК В ВЫСШУЮ ЛИГУ
Завтра Анатолию Терентьевичу Ченцову, одному из самых известных томских футболистов, исполняется 70 лет. Юбиляру и посвящается этот очерк.



А ведь это был бы замечательный документальный фильм. Представьте себе: первые кадры в жанре популярной и динамичной кинохроники тех лет – «Новости дня». Камера выхватывает лица столичных футбольных знаменитостей. Голос всезнающего диктора за кадром сообщает зрителям: «Девятнадцатого августа в гости к футболистам молодой томской команды «Сибэлекторомотор» прибыло опытное московское «Торпедо», одна из сильнейших команд первой группы класса «А». Среди москвичей игроки сборной Советского Союза Слава Метревели, Юрий Фалин, Геннадий Гусаров. В прошлом году автозаводцы лишь в финальном матче за Кубок СССР в упорной борьбе уступили московскому «Спартаку». В нынешнем сезоне торпедовцы вновь намерены штурмовать кубковую вершину. Однако и томские футболисты в предыдущем кубковом матче доказали, что они – не из робкого десятка. «Сибэлектромотор» выбил из розыгрыша такой сильный клуб, как киевское «Динамо». В томской команде есть молодые, талантливые футболисты. Техничной игрой выделяются братья Ченцовы (тут камера ненадолго скользит по сосредоточенному лицу старшего – Анатолия, по модному чубу младшего – Владимира).


Томский стадион заполнен до отказа, болельщики ждут настоящего, захватывающего кубкового поединка и хорошей игры своей команды. Ожидания оправдываются. Томские футболисты в первом тайме проводят целый ряд острых атак, прижимая столичную команду к воротам. Гол назревает. Идет 42-я минута матча. С мячом Николай Козлов. Он проходит в центр поля, перед ним два лучших защитника москвичей Виктор Шустиков и Александр Меакин. Но что делает томский игрок? Он неожиданно посылает мяч вперед между защитниками. Кому?! А вот теперь и ясно, кому: левый край томичей Анатолий Ченцов стремительно перемещается в центр, подхватывает мяч и четким ударом посылает его в нижний угол. Отличный гол. Но москвичи не собираются сдаваться…»

Следующие кадры документального фильма уже показывают мастера спорта Анатолия Ченцова, котоый в составе алма-атинского «Кайрата» готовится к матчу с московским «Спартаком». Это уже высшая лига чемпионата СССР. Воспитанник томского футбола, Ченцов занял твердое место в составе «Кайрата» и успешно играет против лучших футболистов страны. А вот уже Анатолий Терентьевич Ченцов – тренер, дает указания своим подопечным… Тут надо остановить киноленту и признаться, что этих кадров, к сожалению, нет в природе, разве что в архивах алма-атинской кинохроники еще можно что-то отыскать. А стремительная фирменная игра Анатолия Ченцова осталась теперь запечатленной только в редких фотоснимках, газетных отчетах, ну и, конечно, в памяти футбольных болельщиков 50-60-х годов.

Вот так же стремительно, по мнению болельщиков, Анатолий Ченцов и ворвался в томский футбол, спустившись со своего Горно-Алтайска на томские равнины. Сам Анатолий Терентьевич не очень-то согласен с такой точкой зрения:


- По большому счету, в Горно-Алтайске хорошего футбола не было. Мы росли как полынь -трава, ежедневно гоняли мяч до самозабвения, в куче-мале тридцать человек на тридцать. Чего же вы хотите, мальчишки военной поры. Лишь в год отъезда на поступление в Томск я, пожалуй, захватил в Горно-Алтайске какое-то подобие организованных соревнований среди юношеских команд. А настоящим футболистом я стал, конечно, в Томске. Здесь уже и тренировочный процесс пошел полноценный. И сам город был футбольный, было несколько сильных команд и сильное первенство. А главное, были специалисты, которые могли снабдить нас, «студентов футбола», необходимыми знаниями, навыками. В институте мне, считаю, вообще с преподавателями повезло. До сих пор помню, как прекрасно учили нас основным дисциплинам Троицкая, Лобкина, Кондратьева, Новицкий-старший. Они очень просто и доступно – ну прямо как родители детям – объясняли нам свои непростые предметы. И возможно, из меня получился бы вполне стоящий механик-транспортник (я и вступительные сдал – две пятерки, две четверки, и учился нормально), но сердце мое уже стало принадлежать футболу. К тому же, спортивные преподаватели у нас были тоже люди в Томске известные: например Сергей Васильевич Бобин. Это был сильный футболист, центральный нападающий, играл на первенство РСФСР, а на тот период, когда еще не было класса «Б», Бобин являлся одним из лучших томских форвардов. Он был, к тому же, сильный легкоатлет, и бег у него был такой красивый, классический, и сам он смотрелся на поле красиво. Наша институтская команда «Локомотив» тоже на поле смотрелась довольно красиво, стильно…

Тут мы прервем монолог Анатолия Ченцова и сообщим читателям, что сердце его было отдано футболу, пожалуй, пораньше. Он сам признавался, что еще в школе выбрал для поступления Томский транспортный институт, когда прочитал рекламный проспект ТЭМИИТа и наткнулся там на такую фразу: «в институте работают различные секции, в том числе сильная секция футбола». Так, благодаря рекламе и футболу был сделан выбор вуза, благо со школьными оценками и знаниями проблем у Анатолия Ченцова не было. А в Горно-Алтайск, надо сказать, семья Ченцовых попала из Ленинграда. Отец, как коммунист-парттысячник и толковый ветеринарный врач, «по призыву и заданию партии» поехал работать в далекую Сибирь, в садоводческий горный район. Скромный человек и ценный специалист (за ликвидацию сильнейшей эпидемии ящура на советско-монгольской границе он был награжден орденом Красной Звезды) отец в 1941 году ушел на фронт. Вместе с его уходом растаяла последняя ленинградская дымка, связывающая с невскими берегами.

Футбол для Ченцовых тоже начался в Горно-Алтайске, и если старший брат Юрий дальше сборной города на первенстве края не шагнул, то Анатолий и Владимир поиграли на самом высоком союзном уровне.

- Володьку, правда, неорганизованность иногда губила, - вспоминает детство Анатолий Терентьевич. – Родители нашему футбольному увлечению не препятствовали. Главное, чтоб уроки были сделаны, а там хоть целый день играй. И я всегда старался с вечера все выучить (учились мы тогда с обеда, со второй смены). А Володька иногда мог не подготовиться, мать посмотрит: учи дальше! И я уже играю, а он остается, как сейчас помню, слезы на глазах. Но кто ж тебе, елки-палки, мешал выучить?! Футбол он тоже страшно любил.

Надо полагать, в этом и было одно из главных различий между братьями, хотя, возможно, по футбольному таланту они были примерно равны. Однако Анатолий был собраннее, целеустремленнее, в чем-то жестче, резче. Владимир позволял себе футбольные вольности, был более универсальным, более свободным по амплуа игроком (играя слева, справа и в центре). Однако эта некоторая разбросанность отчасти не позволила младшему брату достичь тех же высот, что и Анатолию.

Но это лишь абстрактные сопоставления, а на поле соперникам было не до сравнений, потому что братья Ченцовы составляли очень грозный тандем, и даже если тренеры разводили их по разным флангам – братские параллельные линии невольно сближались, вопреки всем законам геометрии. И нередко один брат замыкал передачу второго, а мяч уже, по всем законам футбола, вонзался в точку их братского приложения сил – в ворота соперника. И наличие таких братьев Ченцовых было счастьем для любой команды – начиная от дворовой горноалтайской и кончая... Нет, не томской командой мастеров, бери выше: ведь в свой состав братьев приглашали такие знаменитые клубы, как московские «Локомотив» и «Торпедо», и кто знает, как сложилась бы их совместная судьба, если бы они уехали из Томска в конце 50-х.


Но об этом – чуть позже, а сейчас надо вернуться в институтскую команду ТЭМИИТа образца 1954 года, где подобрались хорошие ребята: защитники Степанченко и Голиков из Улан-Удэ, классный полузащитник Валера Юдин, левый край Толя Ченцов и правый край Паршин. Эту «железнодорожную бригаду» хорошо дополнил Володя Ченцов, приехавший поступать в институт по стопам брата. Володя занял тогда место центрфорварда, и институтский «Локомотив» покатил по шпалам весьма неплохо. В 1954 году команда ТЭМИИТа заняла третье место в первенстве города, выиграла престижный турнир, посвященный 350-летию Томска (в нем играли все сильнейшие команды города). Ну а главным достижением «Локомотива» стал кубок области, который студенты-транспортники выиграли и в 1954 и в 1955 годах, а ведь прежде этот почетный трофей полагалось принимать только трем грандам томского футбола – «Динамо», «Науке» и «Торпедо», участникам первенства РСФСР.

Однако в 1955 году с Анатолием Ченцовым и еще двумя футболистами «Локомотива» приключился форс-мажор: они были отчислены из института за несдачу экзамена по военному делу. Экзамен тогда группе футболистов перенесли на осень. И сдавать его, конечно, собирались. Однако сначала был колхоз (традиционное тогда десантирование всех студентов на уборку урожая). Потом пошла горячая футбольная пора. Решили дело с экзаменом сдвинуть на октябрь, а военные люди шутить не любят. Так появился приказ об отчислении из института. Ибо игра за сборную вуза не являлась тогда защитой от всяких бед. Впрочем, может, это уже был и знак судьбы пора сосредоточиться на главном, ведь Анатолий Ченцов уже понимал, что на железной дороге работать не будет. И тут футбольному таланту повезло: вроде бы направили в танковую часть в Красноярск. Однако полковник Примин, организатор и покровитель мощной команды ГДО, оказывается, уже держал перспективного лекого края Ченцова на карандаше. Знал, что того призвали в армию и знал, куда форвард попадет служить. Усилия Примина даром не пропали: едва ли не по согласованию с первым секретарем обкома КПСС Анатолию Ченцову разрешили проходить срочную службу в городе Северске, где и базировалась команда ГДО.

Она стала костяком сборной Томской области, выигравшей в 1956 году первенство Сибири и томского «Буревестника», включенного в 1957 году в класс «Б» первенства Союза и ставшего одним из лидеров сибирско-дальневосточной зоны.

- Конечно, ребята здесь очень сильные были, - рассказывает об армейской команде Анатолий Ченцов. – Вратарь – Николай Сорокин. Полузащитник Саша Сидоров, нападающие Боря Петров, Коля тараканов, Толя Михайлов. А особенно – Коля Козлов, он из Москвы приехал и был в ЦСКА на сборах, где тренировался у самого Федотова Григория Ивановича. Козлов оказался не только сильным игроком, но и неплохим тренером. Он проводил отличные тренировки, в Томске таких не было. Козлов нас научил многим техническим приемам и комбинациям. А мы, в основном, были тогда «сибирячки» - крепкие ребята, бегали неплохо, быстро. Усвоив же «столичные» уроки, мы стали весьма техничной, неудобной для соперников командой, и игру показывали красивую. Недаром нам в Грозном, на финале первенства РСФСР дали главный приз «Самой техничной команде». Будь у нас чуть побольше опыта – попали бы в призеры турнира, хотя и пятое место команды было серьезным успехом.

У нас была спартаковская» игра – удержание мяча, постоянные передачи, перемещения. Соперники бегали без мяча и начинали нервничать, ошибаться. Со стороны, говорят, иногда казалось, что мы над соперником издеваемся. Нам играющий тренер Усенко говорил: если три мяча забьете – можете к воротам не подходить. Просто не давайте мяч сопернику.

Спартаковская манера, которой нас Козлов научил, у нас хорошо шла. Ох, что мы с ним выделывали в паре! Он ведь обычно рядом со мной играл. Левого инсайда. То стеночку разыграем, то пас в одно касание, то передача на ход с подкруткой. А какую Козлов мне передачу с московским «Торпедо» выдал! Одним словом, команда, созданная на базе ГДО, получилась сильной и весьма перспективной. Однако с появлением класса «Б» в Томск пришел футбол другого уровня. Город тогда заболел футболом. Достать билеты на матчи класса «Б» было архисложно. И, что было особенно приятно, томская команда мастеров этот скачок в повышении класса выдержала, футболисты прибавили и в технике и в «физике». Одним из лидеров и кумиров трибун выдвинулся и герой нашего очерка Анатолий Ченцов, однако звездной болезни или каких-то капризов не наблюдалось.


- Просто нравилось отношение людей, - с ностальгической ноткой вспоминает Анатолий Терентьевич. – Идем на тренировку или просто день отдыха – подойдем к воротам стадиона. Здесь висит таблица, календарь, собираются сотни болельщиков. И мы час, иногда и два, рассказываем, объясняем, отвечаем на вопросы. Нам легко было, потому что мы будто сами из этого народа вышли. Про самочувствие, про наши промахи и удачи, про шансы. Тогда, кстати, не было никаких задач типа «во что бы то ни стало!», и никаких взбучек, никакой секретарь обкома кулаком не стучал. Лишь бы игру хорошую показывали и радовали.

Я даже помню, как перед стартом в классе «Б» с нами встречался первый секретарь обкома Москвин. И он каждого игрока спрашивал: мол, Ченцов, вы готовы защищать честь Томска на футбольном первенстве Союза? И каждый игрок давал ответ. Как-то солидно все было, никакого давления. Спокойная обстановка и в то же время ощущалась торжественность момента перед стартом. Мы были любимцами Томска, чувствовали эту поддержку людей. И патриотизм тогда был страшный.

Я помню, в 58-м году нас с Володей пригласили в московский «Локомотив». Кто-то из тренеров железнодорожников приезжал в Томск в составе сборной ветеранов Союза, и мы их здесь неплохо «раскатали». И вот приехал «гонец». Назвал условия. «Золотые горы» тогда не обещали, но говорили конкретно: сразу в основной состав, через два года – квартира в Москве. Ну и прочие столичные преимущества. Был даже сформулирован план нашего «побега». Мы должны были в три часа ночи с Басандайской дачи убежать, а утром улететь в Москву, на нас специально держали билеты. И никто нас не перехватывал, не отговаривал – мы с Володей сами решили ни в какие бега не ударяться. Просто сыграл роль этот саамы патриотизм. Казалось: как это. Бежать тайком из родного, можно сказать, города. Ведь нас здесь так любят, так за нас болеют. Ведь это сейчас, к юбилею заговорили, какой, мол, Томск старинный, деревянные кружева. А у нас была непоказная любовь к городу: идешь по деревянным тротуарчикам. По разным улочкам и любуешься. Особенно осенью – желтые листья, тишина, уют, неброская красота.

Были у Ченцова и другие заманчивые предложения из разных клубов высшей лиги – рижская «Даугава», кишиневская «Молдова», «Труд» (Воронеж). А после знаменитого кузбасского матча с московским «Торпедо», когда Анатолий Ченцов сыграл так, что напрочь затмил своего столичного «коллегу» Сергеева, сибиряка пригласил в состав автозаводцев сам легендарный советский тренер Виктор Александрович Маслов. Он сказал: мол, Сергеев еще молодой, ему еще подучиться надо, а тебя, Ченцов, сразу берем на левый край в основной состав. Чтобы ведущий игрок не поддался столь великому соблазну, Анатолия Ченцова вызвали в обком партии и сообщили, что за успех в Кубке страны футболисты впервые за всю историю города награждены загранпоездкой в Китай. И что на лучшего нападающего команды, на ее комсорга Ченцова, очень рассчитывают и в этой поездке, и в дальнейших выступлениях за команду мастеров. Тем более, что недавно был лишен вопрос по переезду братьев Ченцовых из общежития в районе Буфф-сада в отдельную квартиру в самом центре Томска.

Поездка действительно прошла на «ура». Игру томской команды, встречавшейся с сильнейшими китайскими клубами и со сборной страны, отмечали ведущие газеты Китая. А ее комсорг Анатолий Ченцов проявил себя лидером не только на поле, но и в многочисленных встречах томичей с китайскими рабочими, студентами, школьниками (поездка сибиряков была включена в план мероприятий в честь 10-летия революции в Китае)

И все-таки через два года из Томска пришлось уехать, в общем-то, против своей воли.

А началось все со смены тренерского штаба. Новое руководство команды мастеров во главе с приезжим тренером Сергеевым состояло, по мнению Анатолия Терентьевича, из случайных в футболе людей. Тем выше был их апломб и желание все перелопатить. Подмять под себя. И естественно, новых руководителей не устраивал тот огромный авторитет, которым пользовались в команде Анатолий и Владимир Ченцовы и еще ряд опытный игроков. Началась «сшибка характеров», в которой руководство «Томича» умело использовало какие-то промахи ребят и тот настрой против футбольных «звезд», который царил в стране после «дела Эдуарда Стрельцова».

Сам Ченцов, правда, тот жизненный эпизод своей ошибкой не считает (инцидент случился из-за женщины и, по словам Анатолия Терентьевича, поступи он иначе, его сочли бы слюнтяем), однако за эту драку футболист был дисквалифицирован на год. Процесс был обставлен шумно – с фельетонами и гневными письмами в прессе, с показательным осуждением на общем рабочем собрании коллектива завода «Сибэлектромотор». Те, кто выступал в защиту, тоже были заклеймены.


Не играл Анатолий Ченцов пол-сезона, а потом был срочно призван под знамена команды мастеров, ибо дела у «Томича» пошли плохо. Но негласное противостояние футболиста и руководства продолжалось, ему стали грозить новой дисквалификацией. Вот тогда Ченцов принял решение уехать из Томска и делом (то бишь своей игрой и мастерством) доказать оппонентам свою правоту. Он принял приглашение из «Кайрата», клуба высшей лиги, и, сыграв свадьбу, с женой Валентиной уехал в Алма-Ату. Сюда, кстати, была приглашена целая группа футболистов из Сибири, в том числе томичи братья Ченцовы и Генрих Чепкасов.

В «Кайрате» футболист Анатолий Чепкасов пережил свой звездный час. Четыре сезона он провел на самом высоком союзном уровне, получил звание «Мастер спорта СССР», был стабильным, почти незаменимым игроком основного состава, на позиции левого полузащитника играл против таких блестящих мастеров советского футбола, как Валерий Воронин (московское «Торпедо»), Йожеф Сабо (киевское «Динамо»), Валерий Маслов (московское «Динамо») и многих других.

Молодой команде «Кайрат», конечно, не хватало опыта, да и соперники были – самого высокого класса, тем не менее, в Алма-Ате всем грандам было нелегко. Дома «Кайрат» практически не проигрывал, а в числе побежденных были и московский «Спартак», и ЦСКА, и «Зенит». В 1963 году «Кайрату» не хватило всего 1 очка, чтобы попасть в финальную часть, где Алма-Ате по раскладу было обеспечено место не ниже шестого. Однако для самого Анатолия Ченцова все поначалу складывалось не так просто:

- Казалось бы – сразу игрок основного состава, сразу квартиру дали в центре Алма-Аты, - вспоминает Анатолий Терентьевич. – Однако учиться и переучиваться пришлось капитально. Я-то думал, что уже и московское «Торпедо» маленько «бомбил», и Киев. А оказалось, что я играть-то еще совсем не умею. Там оказались совсем другие требования, из нападения сразу перевели в полузащиту, стал переучиваться. Непросто это на 28-м году жизни. Зато потом испытывал настоящее наслаждение: я даже не знал, что можно так красиво и здорово играть. Но свои финты и удары мы отрабатывали до автоматизма. Знаменитый тренер СССР Николай Глебов, возглавлявший тогда «Кайрат», отметил старательность и быстрый прогресс сибирского ученика. И даже открытым текстом как-то сказал: дескать, жаль, Анатолий, что ты ко мне в руки лет в двадцать не попал – я бы тебя вполне мог до уровня сборной довести, данные у тебя хорошие.

Данные - данными, но требовался еще огромный труд на тренировках, и Анатолий Терентьевич признается, что работал в спорте по принципу, взятому им у великого композитора Петра Чайковского, который говорил: «я не талант и не талантище, таланта у меня на 5 процентов, а 95 процентов – трудолюбие». Правда, в «Кайрате» все было организовано для раскрытия лучших качеств футболиста. От решения самых простейших и житейских вопросов – до всенародной любви. «Кайратовец» - в Казахстане это было звание сродни, скажем, высшим английским титулам, которые жалуют за заслуги перед нацией.

- Ну а дома мы, конечно, шлагбаум ставили любой команде, - вспоминает Ченцов, и глаза его загораются особым блеском. – Красивейший стадион, все 30 тысяч мест заполнены. Горят яркие прожектора, и впечатление, что над полем клубится дым, зрителей не видно – только слышен стабильный гул. И вот нас, как тигров, выпускают из подземного тоннеля на поле. И сразу – матч, сразу – высокие скорости. Нет никакой перекатки мяча, идет скоростная игра на встречных курсах. Потеряли мяч – сразу в отбор, а это очень не просто, требует хорошей готовности и специальных тренировок. У высшей лиги тогда очень высокий уровень был, считай, чемпионат нескольких стран.

Не случайно и сборная Союза в те годы высоко котировалась, и футбол был скоростной с постоянным давлением. Сейчас так «Зенит» играет – задавливает всех.

Но были готовы так, что даже в конце матча казалось, то не устали. Это уже потом домой приедешь – и мертвый. Сидишь в кресле – ни есть, ни пить не можешь, только в телевизор смотришь пустым взором и восстанавливаешься по капельке.

В 1965 году Анатолий Ченцов был признан лучшим игроком «Кайрата» в сезоне и даже получил неофициальное приглашение от представителей французского клуба «Реймс», приехавших в Казахстан на какое-то празднование и пришедших на футбол. Но в советское время, конечно, к таким приглашениям всерьез никто не относился.

А вот в 1966 году в команде сменилось руководство, которое стало, что называется, заглядывать в паспорт. Ченцову было уже 32, ему подыскали сменщика помоложе, аж из московского «Спартака». Хотя, по мнению прессы, ветеран играл получше, однако место в состав пришлось уступить москвичу. «Сидеть на лавке» Ченцов не захотел, и во втором круге очутился в томской команде мастеров, во второй подгруппе класса «А».

Но хотя Ченцов профессионально отработал в Томске полтора сезона, по его признанию, здесь он едва не растерял всю свою «кайратовскую» подготовку. Тренировки здесь были «слабоваты», а тренер Тер-Макаров оказался, скорее, хорошим организатором, но на уровне класса «А» в наставники уже не очень годился. Поэтому Ченцов, в итоге, уехал в более сильный карагандинский «Шахтер», который считался затем крепким середнячком первой союзной лиги. Пнатолий Ченцов был здесь капитаном, футбольную карьеру закончил почти в 40 лет, а в Томск вновь приехал уже в качестве старшего тренера «Томлеса» в 1974 году.

Этот период во взаимоотношениях Ченцова-старшего с Томском, наверное, самый сложный, и по данному поводу существуют две полярные точки зрения. Одни убеждены, что из классного игрока тренер не получился, поэтому томская команда мастеров покатилась вниз. Другие считают, что Ченцову-тренеру досталась команда, исчерпавшая свои возможности, а обновление шло болезненно. Но тут еще начались финансовые проблемы. Возможно, что истина лежит где-то посередине, да и первый блин редко выходит гладко. Потом Ченцов-старший с лихвой доказал свою тренерскую состоятельность, успешно поработав в ряде команд Казахстана, выступавших во второй союзной лиге – Джезказган, Темиртау… Успешно, кстати, играли там под его началом многие томские футболисты – Широков, Долгов, Чиглинцев, Митаенко. Они тоже считают Анатолия Терентьевича опытным и квалифицированным наставником. Одобрительно писала о тренере и пресса Казахстана.

Впрочем, думается, сам Ченцов и не стремился кому-то что-то доказывать. Он просто жил и живет футболом, остается профессионалом «всесоюзного уровня». У Анатолия Терентьевича свой взгляд на футбол, в том числе и томский, которому он отдал многие годы своей жизни. Возможно, кому-то его высказывания покажутся излишне резкими или несправедливыми. Тем более что сам Ченцов – человек непростой, честолюбивый, критичный, неординарная личность. Однако право на критические и независимые суждения дают ему 45 лет жизни в большом футболе – как яркого игрока и опытного тренера. Не зря ведь томские болельщики всегда гордились, что воспитанник нашего футбола играет на самом высшем уровне. И все-таки жаль, что нет до сих пор яркого документального фильма об одном из самых знаменитых томских футболистов.
25.10.2004 [История Томского спотра]
http://football.sibr.ru/index.phtml?p=a ... sn=1&a=397
После того как я принял ваше приглашение ПоСаСаТь - меня не торкает серьёзно болтать больше ни на одном сайте :cry:©Болельщик ФК "Сибирь" Bratec Hulio

Люблю я эту самую Сибирь: самая купеческая страна. Бар и крепостного права она не видала, и даже всероссийский лапоть не посмел перевалить через Урал… В сапожках ходит наша Сибирь! И народец только – сорвиголова.

©Д. Мамин-Сибиряк, "Приваловские миллионы".
Аватара пользователя
Сахалинский Сибиряк
Сообщения: 1467
Зарегистрирован: Пн сен 26, 2005 22:27
Откуда: временно Рязань
Контактная информация:

Сообщение Сахалинский Сибиряк » Сб мар 11, 2006 21:55

Пресс-служба ФК "Томь" сообщает:

Томский футбол и весь томский спорт понес серьезную утрату: 11 марта на 72-ом году жизни скоропостижно скончался один из самых известных футболистов за всю историю томского футбола – Анатолий Терентьевич Ченцов. Мастер спорта СССР, яркий форвард Анатолий Ченцов первым из томских футболистов был приглашен в высшую лигу советского футбола и несколько лет успешно выступал за «Кайрат» (Алма-Ата), играл в полуфинале Кубка СССР. Немало игр Анатолий Ченцов провел и за томскую команду мастеров, был лидером команды, любимцем болельщиков. На его счету около 40 забитых мячей за Томск, в том числе и легендарный кубковый гол в ворота московского «Торпедо». После завершения футбольной карьеры Анатолий Терентьевич Ченцов несколько лет был главным тренером футбольной команды «Томлес», позже работал наставником в других командах мастеров второй лиги. За свою жизнь Анатолий Ченцов как футболист и как тренер отдал немало сил и времени томскому футболу и любимому Томску.
http://football.tomsk.ru/news/
После того как я принял ваше приглашение ПоСаСаТь - меня не торкает серьёзно болтать больше ни на одном сайте :cry:©Болельщик ФК "Сибирь" Bratec Hulio

Люблю я эту самую Сибирь: самая купеческая страна. Бар и крепостного права она не видала, и даже всероссийский лапоть не посмел перевалить через Урал… В сапожках ходит наша Сибирь! И народец только – сорвиголова.

©Д. Мамин-Сибиряк, "Приваловские миллионы".
GeroH
Сообщения: 837
Зарегистрирован: Чт окт 06, 2005 14:10
Откуда: Tomsk
Контактная информация:

Сообщение GeroH » Сб мар 11, 2006 21:58

Скорбим и помним... :cry:
Изображение
Изображение

Вернуться в «ИСТОРИЯ»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 0 гостей

cron